Как и чему учились братчане в советской школе
03 апреля 2020, 09:48
Как и чему учились братчане в советской школе

Многие из тех, кому довелось учиться в школе в бытность Советского Союза, уверены, что школьное образование в то время было одним из лучших в мире. Мы не намерены ни подтверждать, ни подвергать сомнению это мнение, а просто расскажем о том, как и чему учили в школах в советское время, в том числе, и в Братске.

Первое, о чем следует упомянуть, это то, что в те времена огромная страна под названием Советский Союз училась по одним и тем же учебникам и единым образовательным программам. Только представьте: ученики всех без исключения школ, от Калининграда до Владивостока, в одно и то же время абсолютно по всем предметам изучали одни и те же темы. Если и были расхождения, то небольшие – на одну-две темы. Этот фактор, безусловно, имел очень большое значение для некоторой категории учащихся, а именно – для детей из семей военных. Как бы часто и на какой конец страны не забрасывала такую семью военная служба, дети без проблем включались в учебный процесс в новой школе. Да и тем, кто был из обычной семьи и никуда не уезжал, это было в некотором смысле удобно: при необходимости всегда можно было списать домашнее задание у закадычного друга, даже если он жил на другом конце города и учился в другой школе. 

Праздник букваря в классе, начало 70-х

Вторая особенность советской школы состояла в том, что пребывание в ней учеников на протяжении всего процесса обучения было четко структурировано: сначала, в начальной школе, каждый становился октябренком, затем в конце третьего класса всех принимали в пионеры, а, начиная с седьмого класса, вступали в комсомол. Это были некие идеологические этапы взросления, каждый из которых имел свои правила и атрибутику. Как только первоклассников принимали в октябрята, класс становился отрядом. Он был поделен на звездочки, в каждой из которых было по пять человек – командир, санитар, цветовод и т.д.  

Елена Бакуркина, выпускница школы 1981 года:

- Когда меня избрали командиром октябрятской звездочки, гордость была такая, что не описать! Я тогда училась в школе №1. Мы своими звездочками постоянно собирались, что-то затевали, обсуждали, подтягивали отстающих в учебе. Наша учительница Анна Федоровна Обухова очень терпеливо и серьезно относилась к этим нашим сборищам, на которых мы галдели, как весенние воробьи. У октябрят было пять правил, очень простых и в рифму, их заучивали наизусть. Некоторые до сих пор помню: только тех, кто любит труд, октябрятами зовут; октябрята – дружные ребята, читают и рисуют, играют и поют, весело живут.

Следующий этап – создание пионерских отрядов в каждом классе, которые объединялись в общешкольную дружину. И дружина, и каждый отряд носили имя известного в СССР человека. Это мог быть космонавт, герой Великой Отечественной войны, разведчик и т.д. Отряды и дружина боролись за то, чтобы им было присвоено то или иное имя. Что значит боролись? Заучивали наизусть биографию своего героя и сдавали своеобразный экзамен, хорошими делами доказывали, что отряд и дружина достойны носить выбранное имя.

Каждому советскому школьнику были известны такие имена, как Зина Портнова, Марат Казей, Лиза Чайкина, Володя Дубинин, Леня Голиков, Валя Котик, Олег Кошевой и другие. Школьники знали их биографии и знали, в чем заключается их подвиг. В каждой школе была старшая пионервожатая, пионерская комната с атрибутами пионерской жизни – знамя, барабан, горн, портрет героя, чье имя носит дружина.

Алексей Дробышев, выпускник школы №26 1988 года:

- Первую партию учеников из нашего класса принимали в пионеры в музее Братскгэсстроя. А я попал во вторую партию, и нам не повезло. Мы выучили присягу, готовились к торжественному приему, а вышло так, что во время урока нас, нескольких человек, вызвали в школьный коридор, там повязали пионерские галстуки, и мы вернулись в класс. А третью партию, где были уже, в основном, троечники и двоечники, почему-то принимали в пионеры на Братской ГЭС.

Наш класс носил имя героя войны Григория Лаврентьевича Козило, он был уроженцем Новосибирской области, прошел боевой путь от Москвы до Праги, участвовал в боях на Курской дуге, форсировал Днепр, освобождал от немцев украинские города. После войны, в 1960 году, он приехал в Братск. В нашем классе висел его портрет, где он весь в орденах. И мы были не просто пионеры, а старшие пионеры и носили пионерские значки старших пионеров – это когда обычный значок располагается на фоне знамени, из-за этого значок был большего размера, чем обычный.

Я в свою пионерскую бытность был и барабанщиком, и горнистом. Стучать в барабан и играть на горне обучился в пионерском лагере «Тимур». А когда я после «Тимура» приехал в «Жарок», то был единственным, кто умел играть на горне. Это давало мне некоторые послабления: например, все шли на тихий час, а я мог в это время чистить свой горн. Чистил я его песком. Горнистов и барабанщиков задействовали на разных мероприятиях и концертах, мы ездили, например, в военно-спортивный лагерь «Варяг» на концерт. Вернулись в свой лагерь в 11 часов вечера, все уже спят, а мы только приехали. Чувствовали себя в это время артистами, вернувшимися с гастролей.

Пионерлагерь «Крылатый» 1974 г. Фото Эдгара Брюханенко. Электронная библиотека «Хроники Приангарья»

У комсомольцев была своя жизнь, более взрослая: комсомольские собрания, а по весне - ленинские зачеты, на которых нужно было рассказать о задачах очередного пленума ЦК ВЛКСМ либо кратко изложить содержание одной из ленинских статей, которые были обязательны для изучения. Сейчас к этому можно относиться по-разному, но нельзя не признать, что наиболее активные ученики, переходя из одной организации в другую (октябрята-пионерия-комсомол) невольно получали довольно неплохой опыт административной работы со сверстниками.

Третья особенность советской школы – идеологическая составляющая. Помимо того, что она была неотъемлемой частью вышеперечисленных школьных организаций, в средних и старших классах обязательным было еженедельное проведение политинформаций, на которых ученики делали доклады по международной обстановке (по материалам газет), при Дворцах пионеров существовали клубы интернациональной дружбы, где можно было взять адрес сверстника из какой-либо социалистической страны и переписываться с ним (у некоторых такая переписка длилась годами). Участие в ноябрьской и первомайской демонстрациях было обязательным. В школах часто проводились мероприятия, посвященные дружбе народов СССР – каждый класс выбирал себе какую-нибудь республику из состава СССР, затем ученики с помощью родителей сооружали национальные костюмы, разучивали национальные танцы. Почетной обязанностью было стоять на вахте у Вечного огня.

Алексей Дробышев:

- Я ходил в клуб интернациональной дружбы при Дворце пионеров в поселке Энергетик. Мы там изучали английский язык и на английском писали письма нашим сверстникам из-за рубежа. И в почетном карауле у Вечного огня стояли. Я, правда, был разводящим. Выдавал часовым автоматы, они были тяжелые, настоящие, только боек у каждого был спилен.

Четвертая особенность – в советской школе считалось естественным и даже необходимым привлекать учеников к различным дежурствам и посильному труду. В душе ученики, может, и роптали, но в общем и целом относились к этому, как должному.

Оркестр народных инструментов в ДК «Лесохимик», 70-е

Елена Шитова (Баранникова), выпускница школы №1 1981 года:

- Дежурство по школе – это когда ты приходишь за 40 минут до начала уроков, надеваешь повязку и встречаешь других учеников у входа в школу. Задача дежурных была – не допустить, чтобы в школу прошли посторонние, какие-нибудь хулиганы, от которых плачет весь микрорайон и которые в школе уже не учатся. Затем каждую перемену дежурные ходили по школьным коридорам, следили, чтобы малыши не бегали и не дрались, чтобы старшеклассники не курили в туалете. Вместе с учениками дежурили учителя.

Дежурным приходилось мыть полы в рекреациях и школьных коридорах, а уж через мытье полов в классе прошел каждый советский школьник. Кроме этого, работали на пришкольном участке, выходили на субботники на городские улицы, старшеклассники ездили в колхоз на картошку или перебирали овощи на овощебазе (она находилась там, где сейчас располагается база «Русь»), высаживали саженцы в школьном дворе и на улицах. Совершенно нормальным считалось привлекать школьников и к таким работам, как, например, очистка от строительного мусора строящихся тогда малой и большой чаши бассейна спорткомплекса «Таежный» или строящегося стадиона в «Северном Артеке». А когда в Братске при горкоме комсомола появилось бюро международного молодежного туризма «Спутник», на работу в бюро стали привлекать и старшеклассников.

Елена Шитова (Баранникова):

- Работа в «Спутнике» - это была одна из форм профориентации. Я там работала с 1979-го по 1981 год. В конце 70-х набрали туда около 30 старшеклассников из четырех или пяти школ. В течение первого года мы изучали историю Братска, стажировались, а затем стали работать экскурсоводами. В Братск приезжали группы из сел и деревень Братского района, из северных территорий – Усть-Кута, Бодайбо и других городов. Мы их встречали, проводили автобусные экскурсии, затем провожали их домой. В общей сложности, пять дней такие группы проводили в Братске. Для нас, старшеклассников, это была очень ответственная работа, ведь нужно было вовремя забрать группу, привезти ее на обед и т.д. Организационный опыт и опыт общения мы получили колоссальный! Наша работа оплачивалась, за 5 дней экскурсовод получал 12 рублей, если экскурсоводов было двое, эта сумма делилась на двоих.

Однако настала пора перейти непосредственно к образовательному процессу. Большим преимуществом нашего города было (и остается) то, что по задумке проектировщиков практически в каждом микрорайоне Братска есть своя школа. Причем расположены они так, что ученикам не приходится пересекать ни одной проезжей части – если, конечно, они ходят в школу по месту жительства, а в советское время по большей части так и было. Правда, строительство школ запаздывало по сравнению со строительством новых микрорайонов, поэтому в 60-х и 70-х годах чуть ли не в каждой школе кроме привычных буквенных обозначений классов были классы с литерами «Д», «Е», «Ж», «З» и даже, говорят, «И». Например, автор этого текста последовательно учился в первом «Д», затем в седьмом «Е» и десятом «Г» классе. Учились с понедельника по субботу, все школы работали в две смены – первая была с утра до обеда (до 13:30), вторая – после обеда (с 14:00), в некоторых школах была и третья смена. В классах, несмотря на «Е» и «Ж», было по 40 с лишним учеников.

Ирина Филимошина (Темникова), выпускница 1984 года:

- В четвертом классе я училась в школе №34. И вот какое-то время мы учились в третью смену. Она начиналась с 16 часов, домой приходили в восемь вечера. Поздно, конечно, но зато утром можно было поспать подольше, а днем сделать уроки.

Как только первоклассник переступал порог школы, начиналась борьба за успеваемость и длилась она до окончания школы. Причем, по большей части, эта борьба была не формальной, а самой что ни на есть настоящей. За сильными учениками закрепляли слабых, которые не слишком хорошо учились. Отстающих нужно было подтягивать, причем подтягивали их как учителя, так и одноклассники.

Одной из важнейших задач советской школы было воспитание советского человека. Тогда в учебнике обществоведения так и писали, мол, в Советском Союзе создана новая историческая общность – советский народ.

«Рапорт сдал!» - «Рапорт принял!». В пионерской комнате школы №5, 70-е

Маргарита Тулякова, выпускница школы №1 1981 года:

- Тогда были идеалы: человек должен быть честным, совестливым, способным протянуть руку помощи. Таких людей старались вырастить из нас наши учителя, такие вопросы любили выносить на классные часы для обсуждения.

Разумеется, дети есть дети, и, несмотря на усилия учителей, ученики далеко не всегда вели себя идеально. Бывало, что и по нескольку дневников вели – один с настоящими оценками и подписями учителей (здесь подделывались подписи родителей), второй – для родителей, с их настоящими подписями, но зато с поддельными оценками и подписями учителей… Когда такие случаи вскрывались, родителей вызывали в школу, обманщика стыдили в присутствии всего класса, у доски. Вообще всякое отступление от общепринятых норм, чего бы оно ни касалось, практически никогда не оставалось незамеченным.

К примеру, в середине 70-х один ученик простодушно написал в сочинении, что хочет стать дегустатором (очевидно, дегустатором вина). Немедленно по этому поводу собрался педсовет. Ученика на него вызвали и долго допытывались, где и когда он поддался «тлетворному влиянию Запада». Прошли годы, этот ученик вырос и превратился во взрослого дядю. Учителя напрасно волновались: дегустатором он не стал. С ним случилось гораздо более «страшное»: он уехал в Америку, где живет и по сей день и, как говорят его бывшие одноклассники, играет в рок-группе. К счастью, времена меняются, и вряд ли это известие способно довести его бывших учителей до сердечного приступа.

Ученики готовятся к смотру песни и строя, который проводился в школах 23 февраля, 70-е​

Конечно, советские школьники и курили тайком, и даже, случалось, выпивали. Что удивительно – иногда им это сходило с рук.

Владимир Гребнев, выпускник школы №1 1971 года:

- Я был уже старшеклассником, и у нас в доме, в нашем подъезде, в шестнадцатой квартире были проводины - соседа забирали в армию. И меня затащили, посадили за стол и налили спирт. А я до этого спиртного вообще не пил. Мне налили полстакана. Я его выпил, запил водой и, конечно, сразу спать пошел. Утром проснулся - Вовка Лончаков, одноклассник мой, разбудил меня, а у меня такой «сушняк» жуткий, я полграфина воды выпил и пошел в школу. И пока шел до школы - забалдел. И первый урок - физика. И учитель физики, Нина Францевна Лейниш, меня сразу к доске вызвала и говорит: «Вот, ребята, у нас с вами новая тема – равновесие тел, сейчас мы с Володей вам её объясним». Чего-то все вдруг засмеялись, и я что-то говорил…

Прошли годы. И когда наш класс собрался у Нины Францевны, она мне про тот случай напомнила: «Помнишь, Володя, как я тебя вызвала про равновесие тел рассказывать?». Я отвечаю, что помню. «Вот я тебя потому и вызвала, что у тебя равновесия не было», - говорит она.

В каждой школе были и есть учителя, имена которых знают и впоследствии помнят все ученики, даже если этот учитель не вел в их классе уроки по своему предмету. В школе №1, которая, кстати, в нынешнем году отметит свое 170-летие, такими учителями были Галина Борисовна Сивакова, Гера Васильевна Селезнева, Анна Николаевна Антипина, Нина Францевна Лейниш и другие. Сегодня мы расскажем только об одном учителе – Нине Францевне. В ее лице мы хотим поблагодарить всех учителей советской школы за их бесконечное терпение и преданность своему делу. Почему мы выбрали именно Нину Францевну, думаем, станет понятно после прочтения воспоминаний ее бывших учеников.

Нина Францевна Лейниш приехала в Братск по распределению после окончания Иркутского педагогического института. «Всего одна запись в трудовой книжке: «Принята в школу №1 учителем физики». Трудовой стаж Нины Францевны – 47 лет», - говорится на сайте школы №1. По мнению большинства бывших учеников, Нина Францевна была очень строгим учителем.  

Елена Бакуркина:

- Нина Францевна была моим классным руководителем с четвертого по шестой класс, потом я перешла в другую школу. С первых же дней она взяла в ежовые рукавицы и нас, учеников, и наших родителей. Не подготовиться к уроку физики – это было что-то невозможное, проще было умереть. Не помню, чтобы Нина Францевна повышала голос. Да в этом и нужды не было. Но если все же кто-то на ее уроке становился слишком разговорчивым не по делу, ей достаточно было назвать фамилию этого ученика и сказать: «Я тебя вынесу». И все. Наступала тишина. Нина Францевна не испещряла красными чернилами наши тетради. Вместо этого она могла под нашими «научными изысканиями» очень элегантным почерком, с легким наклоном вправо, написать «Чушь» или «Ужас», и ты с ужасом понимал, что действительно сморозил в своей лабораторной работе какую-то невообразимую чушь.

Нина Францевна совершенно точно не разделяла учеников на своих (т.е. на тех, в чьем классе у нее было классное руководство) и чужих. Ей было дело до всех.

Маргарита Тулякова:

- Мне кажется, она считала, что неспособных детей нет. Она была уверена, что каждому ребенку по силам одолеть школьную программу, просто с ним надо заниматься. Она пыталась достучаться до таких учеников через родителей, одноклассников, других учителей. Были ли у нее любимчики? Наверное, были. Но мы этого не знали, Нина Францевна никогда и ничем этого не показывала.

Ученики школы №1. Конец-70-х – начало 80-х

Владимир Гребнев:

- Нина Францевна – великий педагог. В десятом классе я что-то совсем расхотел учиться. Решил пойти работать. Это уже была весна, конец года. Я бросил школу вообще и перестал туда ходить. Вдруг… приходит к нам домой Нина Францевна, вся такая строгая. И говорит: «Вчера был педсовет. Я настояла на том, что ты окончишь школу. Если ты завтра на экзамен не придёшь, значит, ты меня не уважаешь». И ушла… Я, конечно, заметался, ну как… Гордыня же у меня! Мне сложно было, но я не мог не пойти на экзамен. Можно сказать, что только благодаря Нине Францевне я себя как-то обуздал и получил аттестат. Я не знаю, почему она решила прийти ко мне, она не была моим классным руководителем. Но она на меня оказывала очень сильное влияние.

Елена Бакуркина:

- Вот в этом случае, рассказанном выше, – вся Нина Францевна. Когда я оканчивала десятый класс, уже не в первой, а в другой школе, у одного из моих одноклассников возник конфликт с учителем НВП (начальной военной подготовки). И учитель пригрозил, что зачет ему не поставит, и его, соответственно, не допустят до экзаменов. Ни этот ученик, ни его родители, ни мы, его одноклассники, до последнего не верили, что такое возможно – не допустить до экзаменов ученика из-за конфликта с учителем, предмет которого был, мягко говоря, не самым главным. Но ученика этого, видимо, решили проучить (да и другим, будущим выпускникам наука будет, как конфликтовать с учителями), зачет по НВП ему не поставили, к экзаменам не допустили. Проучившись 10 лет, будучи не самым плохим учеником, он вышел из школы со справкой. Все были этим огорошены. А я, до этого проучившись у Нины Францевны три года, всех учителей мерила по ней (и никто, надо сказать, до нее не дотягивал). И я понимала, что вот эта ситуация для Нины Францевны как для классного руководителя была бы невозможна в принципе – чтобы ее ученик окончил школу со справкой! Я уверена, что даже если бы для того, чтобы ученика допустили к экзамену, ей пришлось бы дойти босиком до министерства образования в Москве, она, не задумываясь, сняла бы обувь и пошла!

Бывшие ученики Нины Францевны говорят, что она преподавала физику по своей, как сейчас говорят, авторской методике, написала учебник для физико-математических классов, он был представлен в Новосибирской академии наук. На сайте школы №1 написано, что большая часть выпускников Нины Францевны сдавала вступительные экзамены в ведущие вузы страны на «отлично» и «хорошо», несколько ее выпускников работают в области ядерной физики.

Владимир Гребнев:

- Когда я пришел на дембель, решил поступать в Братский индустриальный институт. Это был 1975 год. Пришел на экзамен по физике, вытянул билет и понял, что знаю только первый вопрос. Ну, что делать? Рассказываю то, что знаю - первый вопрос. Экзаменатор слушает меня, а потом спрашивает: «Вы учились у Нины Францевны?». Я говорю, мол, да. И он молча ставит мне пятерку.

Ольга Монахова, выпускница школы №1 1981 года:

- Нина Францевна - учитель от бога, она вложила в наши головы физику на века. Мне кажется, я и сейчас могу что-то вспомнить, если поднапрячься… Сразу после школы я поступила в Иркутский университет на прикладную математику, сдала физику на пять практически без подготовки, на школьных знаниях, спасибо Нине Францевне.

А через два года после окончания школы я поступила уже в Ленинградскую лесотехническую академию. Вступительный экзамен по физике я сдавала экзаменатору по фамилии Иоффе, вот не знаю, был ли он потомком знаменитого российского и советского физика Абрама Федоровича Иоффе, но он прогнал меня по всему школьному курсу физики, остался очень доволен моими ответами, сказал, что ему было очень приятно со мной беседовать, и поставил пятерку. Но мои ответы – это была заслуга Нины Францевны.

Нина Францевна преподавала физику до начала 2000-х годов. Она не изменила своим принципам («неспособных детей нет») и тактике – ученики, по каким либо-причинам подзапустившие учебу, в один прекрасный день обнаруживали Нину Францевну на пороге своей квартиры.

Маргарита Тулякова:

- Она и в 90-е, и в 2000-е продолжала приходить к ученикам домой. В 90-е, вы можете себе это представить? Когда месяцами не платили зарплату, когда никому ничего не было нужно! Родители были в полном изумлении от того, что к ним домой пришел учитель, которого беспокоит успеваемость их ребенка.

Нина Францевна по сей день живет в Братске. Иногда ее можно увидеть идущей по улице Кирова. Ветеран труда, отличник народного просвещения, заслуженный учитель Российской Федерации. Учитель с большой буквы.

Фото из своих домашних архивов предоставили Елена Шитова, Маргарита Тулякова, Елена Иванюга

 

На фото, завершающем текст, не Нина Францевна Лейниш. Но мы не смогли удержаться от того, чтобы не поставить этот снимок. На наш взгляд, фотограф запечатлел учителя, поза и взгляд которого выражают очень многое. Стоит только приглядеться  внимательнее. 

Проводы на пенсию учителя математики школы №22 Стельмаховой Ядвиги Леонидовны. Фото Игоря Верещагина

Послесловие

Предыдущие тексты нашей рубрики:

Остров Братск

Как и за что дрались подростки Братска в 60-80-х годах прошлого века

Как братчане – инженеры, рабочие, врачи и учителя сами себе строили жильё. И делали это лучше профессионалов

Радиохулиганы в Братске: чем жили, кого боялись и как исчезли

Во времена СССР в Братске был ансамбль, которому было разрешено играть любую музыку

 

Мы просим вас помочь нам написать неформальную и настоящую историю повседневности Братска, и кроме того, что с удовольствием принимаем поправки и ваши дополнения к своим текстам, просим вас - если вам вспомнились другие события или явления, которые когда-то были важной частью жизни города, напишите нам на почту nefhistorybratsk@ya.ru.

Мы ждём от вас и новых тем, и дополнений к уже имеющимся темам. В частности, автор особенно нуждается в историях о том, как проходили свадьбы в Братске в 60-80-х годах, и очень хотелось бы поговорить с торговыми работниками, которые имели отношение к дефициту, с председателями первых дачных и гаражных кооперативов.

Также разыскивается братчанин Сергей Бричук, примерно, 1958-1961 года рождения (его мама работала водителем грузового автомобиля в 60-х годах) для продолжения одной истории длиной в 55 лет.

Интересные и содержательные письма (право выбора мы оставляем за собой) мы обязательно (если это потребуется) литературно обработаем и опубликуем. Ваши истории выслушаем по телефону: 8924-61-33-041. Ваши фотографии обязательно рассмотрим, приехав к вам в гости, лучшие из них (право выбора за нами) откопируем на месте и тоже опубликуем, с указанием вашего авторства.

Пожалуйста, пишите.

Статья расположена по адресу: https://tkgorod.ru/news/21610
Распечатано: 08.08.2020 в 05:58