История о том, почему главный храм Братска на самом деле не только и не совсем храм
23 февраля 2021, 12:42
История о том, почему главный храм Братска на самом деле не только и не совсем храм
Кирилл Бакуркин

После того как территорию вокруг храма Рождества Христова удалось облагородить по федеральной программе «Формирование комфортной городской среды» и убрать забор, здание органично «вошло» в город. Храм стал достопримечательностью и визитной карточкой Братска, почти как ГЭС. Тысячи его фотографий, сделанных с разных ракурсов, включая и съёмку с воздуха, разошлись по социальным сетям – можно считать, по всему миру.

При этом далеко не все братчане представляют себе, как храм выглядит изнутри, и далеко не все прихожане храма бывали во внутреннем, пока недостроенном храме Николая Чудотворца. 

А мы покажем нашим читателям всё, что увидели сами, и расскажем, почему храм появился именно на этом месте.

В 1992 году СП «Браскана» – крупное и многообещающее совместное (с канадцами) предприятие самого широкого, как тогда было принято, профиля заказало в ПСО «Братскгорстрой» проект делового центра, который планировалось разместить на улице Кирова напротив гостиницы «Тайга», на месте городской Доски почёта.

Так выглядела городская Доска почёта в 70-е годы. Фото Эдгара Брюханенко

Разработчики запроектировали восьмиэтажное здание оригинальной формы, которое вместит в себя ресторан, выставочный зал, восстанови­тельный центр, парикмахерскую и даже кегельбан. Здесь же разместятся офисы «Брасканы», а также четырехзвездочная гостиница. По имеющимся сведениям, конкурс выиграла хор­ватская строительная фирма «Астра». Строители рассчитывают на то, что к началу 1994 года основные работы будут закончены, - отмечала газета «Братское обозрение» в 1992 году.

В Братске, в отличие от многих других городов, тогда действительно был кратковременный и мощный подъём предпринимательства, даже несмотря на многократное удорожание всего и вся. Покупательская способность братчан и особенно БрАЗовцев тогда была велика, а строить многолетние планы аккуратнее ещё никто не умел.

– Началось строительство, был сделан достаточно глубокий котлован, и стояли сваи, – вспоминает архитектор Владимир Пуляев. – Но по разным причинам строительство было остановлено. Потом были безуспешные попытки спроектировать здесь многоэтажную автостоянку, но котлован каждый год наполнялся водой… Центр города из-за этого недостроя имел не лучший вид.

Слева направо: помощник настоятельства по строительству Владимир Пронин и архитектор Владимир Пуляев

Меж тем, главным храмом в Братске должен был стать храмовый комплекс Андрея Рублёва в лесном массиве, в продолжении улицы Металлургов. Там планировалось построить три храма, но в итоге появился только храм Всех Святых, в земле Российской просиявших.

– В начале 90-х годов и храм Всех Святых, в земле Российской просиявших, не получилось построить планируемой величины. Получилось так, что воскресную школу переделали в храм. Сил и средств не хватило. Даже колокольня вышла меньше размером на один ярус, – вспоминает протоиерей Андрей Чесноков.

 Первая проектная документация храма

– Примерно в 2001 году городская администрация выделила бывшую площадку «Брасканы» православному приходу. Примерно через год архитекторы – супруги Михаил и Анна Мочаловы – спроектировали храм, но он был в немного ином виде. Эскиз был согласован с Владыкой Вадимом, и в 2003 году «Братскгражданпроект» подготовил рабочую документацию для строительства. Но по разным причинам стройка то останавливалась, то возобновлялась, вдобавок и разрешения на строительство не было, – рассказывает Владимир Пуляев.

Дело в том, что храм – многофункциональное общественное пространство, где есть и трапезная (в сущности, столовая), и офисные помещения, и учебные классы, и библиотека, и квартира настоятеля, множество подсобных помещений, а главное – абстрагируясь от духовного значения – почти постоянно присутствует открытый огонь, и всегда есть разновеликое скопление людей, а значит - должны быть аварийные выходы, системы дымоудаления и пожаротушения.

 3D-визуализация внутренних полостей надземной части храма, а также «развесовка»и уровни расположения колоколов,
сделанные Международным центром колокольного искусства

– Супруги Мочаловы уехали в Новосибирск, и тогда позвали на помощь наше проектное бюро «Белый квадрат». Нашей задачей было привести проектную документацию к такому виду, чтобы пройти государственную экспертизу. При том, что нормативная база была всегда странной и в СССР, и в России. Много нестыковок между строительными и проектными нормативами, – рассказывает Владимир Пуляев. – Мы нашли организацию, которая создала техусловия для пожарных рисков и эвакуации людей, и в 2012 году наконец-то прошли государственную экспертизу.

Первоначальный проект храма был изменён. Духовно-культурный центр прирос вторым этажом, были спроектированы дымоудаление из подвальных помещений, обслуживающая галерея, дополнительные конструкции для установки иконостаса.

При активном спонсорстве градообразующего предприятия за строительство в разное время брались несколько организаций, но основную работу выполнил «ВостСибСтрой».

 Винтовая лестница

- На отметке шесть метров начались монолитные конструкции. Опалубку для монолитных перекрытий делали китайские специалисты, – рассказывает Владимир Пуляев.

 В этом году в главной части храма было установлено паникадило (всесвешник) – центральная люстра, светильник со множеством свечей или лампад. Сбоку от паникадила видны арки монолитных конструкций

– Храм только на вид - каменное сооружение, на самом деле он живой, как дрожжевое тесто, – говорит настоятель храма Рождества Христова, протоиерей Андрей Чесноков. – Мы то переносим перегородки, то меняем назначение помещений. Внутри духовно-просветительского центра несколько объединений: и «Доброхоты» – молодёжное объединение, и клуб «Ветви», и духовный центр «Слово», которым заведует священник Иван Афонин, и школа звонарей, которая планирует возобновить свою работу после долгого перерыва. Храм работает с обездоленными и аккумулирует вещи, которые горожане отдают нуждающимся.

Элемент декора иконостаса

В храме отказались от размещения квартиры настоятеля и от гостиницы для приезжающих в храм лекторов и гостей. Справедливо посчитали, что настоятель может жить в своей квартире, а для гостей напротив храма есть хорошая гостиница. Когда храм только задумывался, значительная его площадь была определена под библиотеку. Но прошло всего несколько лет, и значение библиотек изменилось. Теперь библиотека – это место встречи единомышленников. Литература переместилась в значительной степени в виртуальное пространство - на экраны и в файлы. Поэтому храмовая библиотека ужалась до помещения для хранения книг. И скорее всего, после открытия главного зала, на том месте, где сегодня проходят богослужения, появится не столько библиотека с читальным залом, сколько литературное кафе.

Да, эти трубы и манометры – тоже часть храма. А ещё есть полноценный теплоузел,
и в храме действует закрытая система теплоснабжения, как во всех современных зданиях

По документам, в центре города стоит храм Рождества Христова, но де-факто - это собор (налоговики могут расслабиться – это не преступление), поскольку это главный храм и по местоположению, и по великолепию. Вдобавок, на отметке минус шесть метров расположен ещё один храм – Николая Чудотворца, а ещё ниже – амфитеатр актового (даже, пожалуй, концертного) зала.

 Храм Николая Чудотворца, в центре – купель для крещения: микробассейн с круговыми ступенями,
по которым можно сойти в воду и выйти из неё

– Есть такая традиция: некоторые храмы делаются с несколькими приделами, каждый из которых, если в помещении есть престол и может совершаться литургия, является храмом. Архитектура может быть любой. Самый известный в России и в мире – Собор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, или храм Василия Блаженного, который объединяет одиннадцать приделов. Но приделы могут быть буквально приделаны сбоку, а могут находиться и на разных этажах. Храм начали проектировать накануне миллениума, и источником для вдохновения создателей стал храм Христа Спасителя, который как раз имеет такую вертикальную структуру – внизу расположен Преображенский храм. У нас внизу - храм Николая Чудотворца, чьи деяния предшествуют Рождеству Христову, – рассказывает настоятель храма Андрей Чесноков.

Актовый зал. Обратите внимание на плотность расположения металлических двутавровых балок.
Их количество, конечно, обосновано уже имеющейся нагрузкой и, безусловно, имеет значительный запас.
Вряд ли архитекторы думали об этом, но издревле храмы служили убежищем для горожан

Значительных усилий стоило уже после постройки первого этажа выровнять пол в подвале. Как рассказывает помощник настоятельства по строительству Владимир Пронин, лопатами вынули и вывезли объём грунта, равный примерно десяти КамАЗам. Были и совершенно форсмажорные события – растущий рядом с магазином «Спортмастер» тополь корнями достал и продырявил чугунную канализационную трубу, и подвал почти по пояс залило канализационными отходами. Убирали всё тоже вручную.

В августе 2015 года храм «зазвучал» колоколами.  Митрополит Максимилиан – архиерей Русской православной церкви,
митрополит Иркутский и Ангарский – освящает колокола

Фрагмент колокола

– Сложно сказать, сколько простоит этот храм. Лет пятьсот, думаю, точно, – говорит Владимир Пуляев. – Суть в том, что, в отличие от жилых домов, которые точно на вечность не рассчитаны (да и незачем), здесь - монолитные кирпичные стены безо всякого вкрапления утеплителя. Толщина стен - от семисот семидесяти до пятисот миллиметров.

Надо сказать, что для архитектора строительство храма – это особая работа, которая заставляет приобретать не только совершенно иные навыки и знания, но и, наверное, испытывать новый духовный опыт.

Сейчас в храме идёт монтаж иконостаса – очень важная и кропотливая работа

Иконы для иконостаса братского храма писались в Усть-Илимске.

– Наш иконописец Сергей Вершинин несколько лет назад скончался, его работу подхватил Петр Орехов, и примерно половина икон в иконостасе написана Вершининым, а половина – Ореховым, – рассказывает протоиерей Андрей Чесноков. – У них разные стили, но мы попросили Петра продолжить стиль Вершинина, и поэтому работа шла, конечно, долго. Декор иконостаса выполнили супруга Сергея и иконописец Александр Чалдин. Правда, он сейчас находится в другом городе, но практически каждый день он на связи и, можно сказать, руководит работами по монтажу иконостаса.

Примечательно, что даже если вы не православный и не верующий – вы всё равно живёте в стране, которая на значительной своей территории сформирована православием. Традиции, культурные контексты и миропонимание человека, проживающего в России, в большой степени прорастают именно оттуда, независимо от его желания

– Все работы идут последовательно, каждая - в свою очередь, но каждый раз мы сталкиваемся с проблемами, которые надо решать на ходу. Конечно, будет ещё и роспись храма, но не в ближайшее время. Стенам нужно время, чтобы «выстояться». Например, раньше здание не использовалось, а сейчас там отопление, и температурный режим меняется. Штукатурка может дать трещины. Ладно, если росписи ещё нет, а если трещины пойдут по росписи, то восстановить рисунок будет сложно, – говорит протоиерей Андрей Чесноков.

Будет иконостас и в храме Николая Чудотворца, и там тоже будет роспись – иконописцев радует устройство потолка храма, сложенного кессонами – ровными квадратами, которые ограничены балками, – каждый квадрат - это, в сущности, сюжет.

Настоятель храма Рождества Христова, протоиерей Андрей Чесноков

Храмы строятся долго. Собор Парижской Богоматери строился почти 300 лет. Искупительный храм Святого Семейства (Саграда Фамилия) в Барселоне возводится уже второй век. Православный храм Рождества Христова в Братске, конечно, в разы менее грандиозное сооружение, но и здесь это не долгострой, а проявление жизни здания. Год за годом собор будет открываться для прихожан (а это потенциально любой братчанин или гость города) новыми красотами.

Статья расположена по адресу: https://tkgorod.ru/news/26559
Распечатано: 27.02.2021 в 00:38