Братские бизнесмены озабочены проблемой экологии больше, чем городские власти
23 ноября, 10:18

400 тысяч рублей заплатили благотворительный фонд «Созидание» под руководством депутата городской Думы Валерия Пигарева и несколько неравнодушных горожан за проведение снегохимического анализа в Братске весной 2016 года. Обратите внимание: несколько человек взяли на себя одну из функций муниципалитета!

Это произошло после того, как городская Дума в декабре 2015-го, при рассмотрении проекта бюджета, большинством голосов приняла решение не выделять бюджетные средства на эти исследования. Сложно сказать, чем тогда руководствовались члены фракции «Единой России» Лариса Павлова, Александр Большешапов, Эдуард Малиновский, Денис Шепель, Михаил Ермаченко, Роман Кляйн и примкнувший к ним Николай Очкас, когда голосовали против. Впрочем, две причины очевидны: экономия средств и лояльность по отношению к главному предприятию-загрязнителю (Лариса Павлова в прошлом возглавляла медицинский центр на БрАЗе, а Николай Очкас по сей день трудится бригадиром электролизников). Только вот обоснована ли такая бережливость? Да, разумеется, администрация заключила договор с БрГУ и передвижная лаборатория периодически осуществляет отбор проб воздуха. Но к ее работе существует немало вопросов. И главные из них: где и когда отбирают эти пробы? А снегохимический анализ позволяет оценить объем выбросов по факту – тут уже не слукавишь, как с передвижной лабораторией.

Напомним, на протяжении нескольких лет: в 1991-м и 2004-м, 2012-м г.г. приглашенные специалисты по заказу властей проводили снегохимический анализ с целью объективной оценки уровня техногенного загрязнения. Отчет, составленный учеными, позволяет оценить, какие загрязняющие вещества и в каком объеме попадают в атмосферу, воду и почву на территории Братска в результате деятельности промышленных предприятий (впрочем, некоторая доля выбросов приходится также на автомобили и печи в частном секторе).

Но, несмотря на решение депутатов, снегохимический анализ в Братске все же провели. В период с 25 февраля по 5 мая специалисты Байкальского филиала «Сосновгеология» Федерального государственного унитарного геологического предприятия «Урангеологоразведка» отобрали 40 проб снега в ж/р Центральный, Падунский и Энергетик. 12 октября заключение экспертов прибыло в Братск. И, что немаловажно, уровень загрязнения в итоговом протоколе указан не сам по себе, а в сравнении с результатами исследований предыдущих лет.

Химия, которая нас убивает

В заключении указано, что в целом объем веществ-загрязнителей на фоне показателей 1991 года заметно снизился. Тем не менее, уровень загрязнения на территории Братска (в особенности, в южной его части), по оценкам специалистов, зафиксированным в отчете, остается высоким. Содержание натрия в снеговой воде превышает естественный местный фон в 5 раз, железа – в 7 раз, алюминия - в 90 раз, а фтора – почти в 23 раза! И это лишь малая часть загрязняющих веществ, которые были обнаружены при анализе проб. А ведь большинство из них наносят огромный вред здоровью горожан!

«Проведенными в 2016 году исследованиями установлено общее снижение техногенного загрязнения атмосферы в городе Братске выбросами от промышленных предприятий. По нерастворимому остатку (пылевой фазе) выбросы снизились по сравнению с 1991 годом на 87%, с 2004-05 годами – на 86%, а по отношению к 2012 году – на 82% и составили 1,5 местных фона (фон 20 мг/л). Главной составляющей нерастворимого остатка является кремний, алюминий, кальций, магний, железо, калий и натрий.

По растворимому остатку в сравнении с 1991 годом установлено снижение на 33%, к 2004-05 годам произошло увеличение выбросов в атмосферу на 34%, которое складывается из увеличения концентрации по калию, натрию, фтору, урану, алюминию, свинцу, бериллию, литию.В 2016 году по сравнению с 2012 годом произошло увеличение выброса по растворимому остатку на 6%. Увеличились выбросы по кальцию, магнию, фтору, гидрокарбонат-иону (HCO3), кобальту, бериллию и барию. Практически на прежнем уровне остались выбросы по калию и натрию. Произошло уменьшение выбросов в атмосферу по сульфат-иону, хлор-иону, урану, марганцу, никелю, титану, ванадию, цирконию, меди, свинцу, цинку, олову, молибдену, стронцию, литию, бору в пределах от 16% до 83%.

Т.е. если по нерастворимому остатку концентрация выбросов не превышает 1,5 фона, то по растворимому остатку уровень загрязнения остается высоким и, в среднем, превышает местный фон более чем в 4 раза, - сказано в отчете по результатам снегохимического анализа.

Большинству братчан вся эта местная «таблица Менделеева» ни о чем не говорит. В лучшем случае, горожане догадываются, что жить рядом с ураном не слишком полезно. Между тем, многие перечисленные вещества, попадая в организм, наносят страшный вред здоровью! Фтор поражает дыхательную систему, сердце, кости, кровь, почки, центральную нервную и сердечно-сосудистую систему, снижает умственные способности, приводит к преждевременной смерти. Алюминий убивает клетки мозга, вызывает анемию и артрит, хрупкость костей, рахит, болезнь Альцгеймера (нередки случаи заболевания среди людей моложе 50 лет). Бериллий вызывает аллергию и рак. Уран поражает все органы и ткани, нарушает способность к деторождению у мужчин, ухудшает зрение – вызывает катаракту, слепоту, провоцирует онкологические заболевания.

При этом влияние вредных веществ на здоровье братчан заметно разнится в зависимости от района проживания. «По исследованиям 2016 года и ранее проведенным работам выделяется основной ореол загрязнения атмосферы в южной части города Братска. Это Центральный район, жилые районы Чекановский, Строитель, заводы БрАЗ, БЛПК, ТЭЦ-6, Галачинская ТЭЦ. Этот ореол загрязнения размером 9х20 км отмечается по результатам всех исследований, начиная с 1991 года», - отмечают ученые. Концентрация суммарного загрязнения в пределах этого участка превышает норму в 2-11 раз.

«<…> интенсивное загрязнение атмосферы подтверждается значительными превышениями даже над относительно высоким местным фоном большого количества как макро-, так и микроэлементов. Из макроэлементов отличаются кальций – в 1,8, калий – в 2,5, натрий почти в 5 раз превышают местный фон; кремнезем – в 1,7, алюминий – в 90 раз, железо - почти в 7 раз, марганец - в 3,6 раз. Из анионов в снеговой воде отличается превышением гидрокарбонат иона в 1,5 раза, хлор ион почти в 2 раза. Превышение фтора в снеговой воде над местным фоном составляет 1271% (почти в 13 раз)».

По данным, приведенным в отчете, на долю БрАЗа приходится 77% объема выбросов вредных веществ. Самые высокие концентрации фтора наблюдаются в радиусе 5 км от предприятия. В Падуне, Энергетике и Гидростроителе содержание алюминия в снегу превышает естественный фон в 25-250 раз.

«<…> В целом по всей площади опробования города Братска произошло увеличение выбросов в атмосферу бериллия на 14% по отношению к 2012 году», - говорится в заключении экспертов.

Стоит ли удивляться, что сегодня практически невозможно найти братчанина, который не страдает хотя бы одним видом аллергии? А что касается распространенности онкологических заболеваний, то серьезную настороженность вызывают рассказы братчан, которые побывали в Иркутском онкологическом диспансере. По их словам, большая часть его маленьких пациентов родом из нашего города. Так ли это? Оставим ответ на этот вопрос на совести медицинских статистиков, уверяющих, что показатели распространенности рака в Братске не выше, чем по области в целом.

«Снегохимия» – необходимость или пустая трата денег?  

По мнению природоохранного прокурора Дмитрия Петренева, проведение снегохимического анализа бессмысленно, поскольку и без того известно, какие вредные вещества «производит» то или иное предприятие (впрочем, есть и исключения), а оценить «вклад» каждого из них в общем объеме выбросов по пробам снега нельзя. Но и передвижная лаборатория также не получила его одобрения. Хотя тут уж ничего не поделаешь – «экологическая» «Газель» была куплена до того, как в Братске проявилась природоохранная прокуратура.

Единственным приемлемым вариантом Дмитрий Петренёв считает создание системы мониторинга атмосферного воздуха, состоящей из стационарных анализаторов, установленных на границах санитарной зоны,

- Для того, чтобы знать состав воздуха на границах санитарной зоны БЛПК в Центральном округе, достаточно приобрести три автоматических станции, которые каждые 20 минут будут передавать данные полного анализа газов в онлайн-режиме. На все это оборудование необходимо 30 миллионов рублей. На Байкале работает 10 таких станций, для Иркутска их приобрели по федеральной программе. Такие системы есть в городах, где экологическая позиция властей принципиальна - в Самаре, например, - рассказал в интервью корреспонденту «Города» в октябре 2014 года Дмитрий Петренёв.

Однако финансового подкрепления эта идея, увы, не получила. В декабре 2015 года прокурор настоятельно рекомендовал оптимизировать работу передвижной лаборатории БрГУ так, чтобы лаборанты по звонку братчан выезжали на место и фиксировали наличие вредных веществ в атмосфере.

Теперь «уличный телевизор», установленный около здания администрации, напоминает гражданам об их праве на чистый воздух, закрепленном в Конституции РФ, и настойчиво рекомендует вызывать лабораторию при первых признаках выбросов. Приехать обещают «оперативно» - в пределах трех часов.

Баннер с призывом собрать средства на проведение исследований 

Но означает ли это, что можно отказаться от проведения снегохимического анализа? Однозначно, нет – уверен депутат городской Думы Валерий Пигарев. И многие братчане благодарны ему за его принципиальную позицию. По словам Валерия Николаевича, к нему обращались даже пенсионеры, желающие поучаствовать в сборе средств на проведение снегохимического анализа! Выходит, братчанам исследования нужны. Так почему же они не нужны депутатам?