Чиновники Братска изо всех сил борются с выполнением программы переселения
08 сентября, 13:16

Максим Савченко с семьей живет на улице Тургенева, 26 в Гидростроителе. И его дом, как и многие другие, входит в перечень аварийных и подлежащих переселению по государственной программе. Если верить бумагам, то все благополучно - новую квартиру семья Савченко должна получить в будущем году. Только вот стоит ли им верить?

В феврале 2016 года на дверях подъезда появилось объявление о том, что всем жильцам необходимо в срок до 29 февраля подойти в Комитет по управлению Правобережным округом и написать заявление о выборе района переселения и способе приобретения жилья (в новостройке или на вторичном рынке). Максим Анатольевич написал, что хотел бы остаться в Гидростроителе, а новая у него будет квартира или нет – не столь важно. Затем ему сообщили, что на Правом берегу не планируют строить подходящего по квадратуре жилья, предложили самостоятельно поискать на вторичном рынке и вручили памятку, разработанную специально для таких случаев. В мае к поискам привлекли двух риэлторов, и вскоре неплохой вариант был найден в 45 квартале. Максиму Анатольевичу посоветовали не спешить и подождать прихода финансирования в июне. В 20-х числах июня он приехал в городскую администрацию. И вот тут-то началось самое интересное…  

«Куда скажем - туда и поедете!»

Общая площадь квартиры семьи Савченко составляет 58,7 кв.м. Именно эта цифра фигурирует в договоре социального найма и ордере. В соответствии с действующим законодательством, площадь жилья под переселение может быть превышена на 2,5% – до 60,17 кв.м. Площадь найденной квартиры была 60,4 кв.м – всего на 23 кв.см больше нормы. Однако этот пятачок, на который разве что чайник можно поставить, стал поводом для отказа.

- Нам сказали, что мы неправильно считаем, и площадь нашей квартиры не 58,7, а 58,2 кв.м. Интересно, почему никто не возражал, когда мы все эти годы вносили квартплату из расчета 58,7 кв.м? «И вообще, вы можете уже не напрягаться, под вас будет строиться дом на Гиндина, 26 в рамках долевого строительства!». А на вопрос о выборе района мне заявили: «Жилищный кодекс подразумевает переселение в пределах населенного пункта, куда скажем - туда и поедете!».   

Договор социального найма

Должно быть, если бы Максим Савченко стремился переехать из своей полусгнившей деревянной двухэтажки на Правом в новостройку где-нибудь в Энергетике, ему ни за что не позволили бы этого сделать. Однако он хочет остаться в Гидростроителе, желательно, где-нибудь неподалеку от родной улицы Тургенева. А его твердо решили насильно «осчастливить» квартирой в Энергетике. Зачем? Никто не знает.

«Ваши старики – ваша проблема!»

В Правобережном округе Максима Анатольевича держит не пустая блажь и даже не соображения удобства (хотя и они тоже), а необходимость помогать престарелым родственникам. Дед и бабушка Максима Анатольевича живут неподалеку, на улице Гайнулина, 63, в другой ветхой «деревяшке», и у них на этом свете не осталось никого, кроме внука. Мама его супруги Натальи - тоже пенсионерка и тоже живет в Гидростроителе. 

- Дед - абсолютно слепой инвалид I группы, ему 78 лет. Бабушка постарше – ей 82 года, она – заслуженный транспортный строитель, почетный ветеран города Братска и ветеран труда. У нее больное сердце. Сейчас, пока мы живем неподалеку, присматривать за стариками несложно. Но что мы будем делать, если нас переселят в Энергетик? Когда они не берут трубку, я прыгаю в машину и еду к ним выяснять, что случилось. Пока бабушка на ногах, она ухаживает за дедом, они за столько лет привыкли быть опорой друг для друга. Но если она сляжет с сердцем, он будет практически беспомощен! В пределах квартиры сориентируется, но выйти никуда не сможет.

Я не раз говорил об этих обстоятельствах в администрации. Мне посоветовали: «Вы слёзно попросите Николая Петровича Пастушкова (зам. мэра Братска по городскому хозяйству и строительству - прим. редакции), напишите ему письмо, приложите копии документов ваших стариков – он вам пойдет навстречу!».

Максим Анатольевич написал в мэрию 11 июля. Может быть, просил недостаточно «слёзно», но извинился за резкость тона в конце письма. Помимо вопроса о своих стариках, он упомянул также необоснованное снижение площади квартиры и ухудшение жилищных условий (в новостройке запланирован совмещенный санузел, в то время как в нынешнем жилье семьи Савченко туалет и ванная разделены), которое недопустимо, если исходить из указа президента о переселении и Жилищного кодекса. Копии документов были приложены. 4 августа было получено письмо за подписью Николая Пастушкова, которое не содержало ни единого ответа на заданные вопросы. Полезной информацией в нем оказалась лишь площадь будущей квартиры в Энергетике – 61,3 кв.м (почти на «квадрат» больше предложенного риэлтором варианта!). Судя по всему, это была типовая отписка для будущих переселенцев, в которой меняли только цифры, даты и имена адресатов. А глава Комитета по управлению Правобережным округом Василий Лукиянчук заявил Максиму Анатольевичу, что на его просьбу от г-на Пастушкова поступил категорический отказ.

Сверхскоростное строительство

Долевое строительство, о котором, как будущему новоселу, рассказали Максиму Анатольевичу, крайне любопытно само по себе. Судя по документам, это будет 9-этажный дом на 90 квартир. Его фундамент будет заложен 31 марта 2017 года, а сдача запланирована (внимание!) – на 31 июля 2017 года! Четыре месяца - страшно даже представить, что это будет за дом!

- Мы рискуем переехать в дом с многочисленными недоделками, как это уже было в Энергетике. Его сначала заселят, а потом уже будут достраивать. Где это видано, чтобы 9-этажку построили в такой короткий срок?

Будущим новоселам известно лишь, что постройка будет коридорного типа. Ознакомиться с проектом Максиму Анатольевичу не удалось (хотя он имеет на это полное право). В мэрии ему сказали, что чертежи планировки лежат в правобережной администрации, однако там их не нашлось.

- Нас вообще лишили права на выбор жилья! Меня просто поражает лицемерие властей! Ведь все сделано, чтобы сорвать программу переселения! Я написал письмо в прокуратуру в надежде, что все-таки удастся урегулировать вопрос, не доводя дело до суда. Но на всякий случай попросил прокурора представлять мои интересы в суде. 

Сколько стоит переселение?

Финансовая сторона происходящего также вызывает немало вопросов. По словам Максима Анатольевича, средства на приобретение жилья под переселение на вторичном рынке в Гидростроителе выделяются из расчета 28 тысяч рублей за квадратный метр. В Энергетике – из расчета 32 тысячи за квадрат (а по области – и того выше), между тем, цены на квартиры в соседних округах почти не отличаются. В чем причина подобной несправедливости – непонятно.

Квартира, найденная риэлтором для семьи Савченко, заметно дешевле предельной суммы выкупа (28 840 х 58,7 = 1 692 908 рублей) – всего чуть более 1,4 млн. В то время как строительство обойдется мэрии в сумму более 2 миллионов рублей. Но экономия никого не вдохновляет.

Еще один немаловажный нюанс – при оформлении сделки администрация взимает с братчан по 46 тысяч рублей. Якобы их платит продавец. В действительности же покупателю приходится торговаться до цены на 46 тысяч ниже. И идут эти деньги на обеспечение заявки, размещенной на электронной площадке для проведения торгов в соответствии с федеральным законом №44.

- Действительно, электронная площадка вправе брать от 1% до 5% от суммы сделки. Но ведь ни о каких торгах речи не идет! Это закупка у единственного поставщика, и на этот случай в законе есть оговорки. 1 продавец и 1 покупатель - администрация!

«Некомпетентная справочная»

В кабинете №13 городской администрации работает специалист Оксана Забирова. Именно к ней рекомендовано обращаться за справками будущим переселенцам из ветхого жилья. Однако Максим Анатольевич уже не раз слышал от нее фразу: «Я некомпетентна в данном вопросе». Заявление о выборе района проживания, написанное в Правобережной администрации, она назвала «простым опросом», а на деятельность Комитета по управлению округом в вопросах переселения посоветовала вообще не обращать внимания. «Как же так? – недоумевает Максим Анатольевич, – Разве это какая-то отдельная структура?». Если в начале «квартирной эпопеи» Оксана Сергеевна разговаривала с супругами Савченко вполне вежливо и корректно, то после того, как они начали доказывать свою правоту, тон ее поменялся кардинально.

- Я позвонил на «горячую линию» Фонда содействия реформированию ЖКХ и рассказал о нашей ситуации. Мне сказали, что они впервые сталкиваются с подобными затруднениями. Пояснили, что написанное мной заявление о выборе района проживания считается соглашением, и расторгнуть его без моего согласия нельзя. Еще удивились, что администрация ссылается на 44-ый федеральный закон о госзакупках, а не на 185-й. И уточнили, что право на переселение во «вторичное» жилье я утрачиваю с момента закладки фундамента новостройки, а не с момента заключения муниципального контракта на строительство. Посоветовали не тянуть и обратиться в прокуратуру и в суд.

Максим Савченко

Так чьи же интересы защищает администрация?

В любом случае, Максим Савченко заявил о своем желании приобрести квартиру на вторичном рынке практически за месяц до заключения муниципального контракта. Возможная же причина возникшего недоразумения содержится все в том же письме Николая Пастушкова.

«… предоставление гражданину в связи со сносом дома другого жилого помещения носит компенсационный адресный характер, и в данном случае не нарушаются требования законодательства».

По-видимому, застройщику задолго до подписания контракта были обещаны вполне конкретные «адресные» деньги, и чиновники просто не могут отыграть назад. То есть могут, конечно. Но не хотят. В пользу этой версии говорит и тот факт, что разрешение на строительство фирма-застройщик получила 23 июня – еще не выиграв аукциона, за месяц до заключения контракта.

Если бы администрация руководствовалась в своей работе интересами людей, семье Максима Савченко, безусловно, предложили бы решить вопрос в частном порядке. Дело в том, что его пожилые родственники тоже живут в аварийном доме. И к ним даже приходили некие люди из администрации, которые запретили старикам прописывать у себя кого бы то ни было, ссылаясь на ветхость здания. Однако в реестре аварийных дом №63 на улице Гайнулина не значится. А значит, расселению не подлежит. Хотя физический износ у него очень значительный (год постройки – 1958-ой). Проблема в том, что 6 из 8 квартир в нем приватизированы, а собственники обязаны самостоятельно оплатить работу межведомственной комиссии, которая может признать дом аварийным. Платить, разумеется, они не хотят. А наниматели муниципальных квартир остались в меньшинстве, их интересы некому защитить. Максим Анатольевич уже обращался в администрацию с просьбой помочь пожилым людям, которые большую часть своей жизни отдали Братску, однако получил отказ. Действительно, куда как проще ответить: «Старики-инвалиды – это ваша проблема!».  

Досрочное разрешение на строительство

Издёвка судьбы

- Это, наверное, издевка судьбы! Я с 2008 года добивался, чтобы наш дом признали аварийным и расселили. С тех пор, как узнал, что капремонт в нем запланирован аж в 2023 году. Добился, в 2010 году дом вошел в реестр и попал в программу переселения. И вот две семьи соседей уже переехали, а мы все еще здесь!

У нас гараж здесь, дача - на «Клубничке», в 5 минутах ходьбы – детский сад и школа (в семье Савченко подрастает двухлетняя дочурка Ниночка – прим. автора), вся родня – тоже здесь. А что нас ждет в Энергетике? Гиндина – это окраина, там никакой инфраструктуры нет! Мы ведь не морковки, что вот так взять нас - и выдернуть из этого социума?

Мне говорят: что вы возмущаетесь, получите квартиру – продадите ее и купите жилье на Правом. Но, во-первых, дом еще какое-то время будет на гарантии, когда еще приватизацию и сделки разрешат? Во-вторых, что это будет за дом, захочет ли там кто-нибудь жить? И, в-третьих, доживут ли мои дед и бабушка до нашего возвращения в Гидростроитель?