Профессиональные адвокаты взялись защищать интересы молодой семьи, которая по вине аферистов осталась без жилья в Братске

9 октября 2020 г. 11:02 21293

Двухлетняя Ксюша и пятилетняя Настя теперь вынуждены спать вместе на диване, поставленном рядом с диваном родителей. Семья Селезневых, фактически, живет в одной комнате съемной «двушки», превратив вторую в склад мебели и вещей. Обстановка трехкомнатной квартиры, которая была их домом на протяжении трех лет, категорически не влезает на арендованные квадратные метры. Но это жилье – лучшее, что удалось найти за неделю неподалеку от детского сада.

23 сентября приставы вручили семье постановление освободить жилплощадь в срок до 27 сентября. Вячеславу и Виктории Селезневым пришлось оставить обжитую и отремонтированную на свои кровные квартиру и переехать «вникуда». Вот только ипотечный долг, в отличие от жилья, остался – супруги по-прежнему считаются получателями кредита и, по мнению банка, обязаны вносить по нему ежемесячные платежи еще около 17 лет.  

«Выселить без предоставления другого жилого помещения» - так звучит вердикт Братского городского суда в отношении Селезневых, которые три года назад имели неосторожность приобрести через посредника трехкомнатную квартиру. Молодые родители и не подозревали, что на самом деле их жилье все это время принадлежало живущему в Подмосковье 80-летнему Геннадию Братчикову, который еще в 2000 году уехал из Братска.

Дружная семья: Вячеслав, Настя, Ксюша и Виктория Селезневы

Дешевое жилье может вам дорого обойтись

Вячеслав и Виктория познакомились 9 лет назад, год спустя поженились, через пару лет у них родилась дочь Настенька. Шесть лет молодая семья прожила на съемных квартирах, то и дело переезжая с места на место. За полгода до радостного известия о скором появлении второй дочурки супруги решились на оформление ипотеки – пора было обзаводиться собственным домом.

Заманчивая цена – 1,4 миллиона рублей за трехкомнатную квартиру в пятиэтажке на улице Мира поначалу немного насторожила супругов. Однако при осмотре Вячеслав пришел к выводу, что причиной дешевизны было печальное состояние жилья – квартиросъемщики, прожившие там 5 лет, унесли абсолютно все, сняли даже раковину и копеечные гардины. В стенах были дыры, окна, электропроводку, плитку и сантехнику нужно было менять. Но мастера на все руки это не испугало – уж для себя-то он постарается! 

Чуть больше месяца ушло на оформление документов. Все это время покупатели общались только с риелтором Татьяной Ланцовой. Она пояснила, что хозяйка квартиры лежит в больнице, но у нее есть доверенность. Впечатление агент по недвижимости, по словам Вячеслава, произвела нормальное – вот разве что суетилась постоянно, будто нервничала.

- Она везде с нами бегала, в ЖЭК с нами сходила – оказалось, что на квартире долг по коммуналке, около 50 тысяч рублей, она его тут же погасила из стоимости жилья, - рассказывает Вячеслав. – Показала нам домовую книгу – все прописанные из нее были вычеркнуты. Копию свидетельства о смерти первого хозяина, Геннадия Братчикова, она тоже нам показала. 

Селезневы оформили ипотеку в «Сбербанке» на 20 лет, ежемесячный платеж составил 14 тысяч рублей. Полгода спустя внесли в счет погашения основного долга материнский капитал, полученный после рождения второй дочери – 453 тысячи рублей (в случае, когда речь идет об ипотеке для улучшения жилищных условий, ждать, пока ребенку исполнится 3 года, не нужно). И выплату им снизили до 9,6 тысячи рублей. Селезневы взяли еще кредит на мебель, затем – на ремонт. Чтобы привести дом в порядок, пришлось отдать около 300 тысяч. 

Переезжать пришлось в спешке, да и расставлять вещи и мебель в съмной «двушке» просто некуда

Своя чужая квартира

Первый тревожный «звоночек» прозвенел в 2018 году – к Селезневым пришел участковый и сообщил, что полицию обратился хозяин их квартиры, который уверяет, что его собственностью завладели незаконно. Вячеслав показал сотруднику полиции документы, съездил в отделение, еще раз предъявил бумаги на квартиру – ему подтвердили, что все в порядке. И он решил, что произошла ошибка. Еще полгода спустя, когда супруги стали уже забывать об этой истории, им пришли заказное письмо из суда и повестка. Оказалось, что семейное гнездышко, которое с таким старанием и любовью ремонтировал Вячеслав, принадлежит другому человеку, а они – ответчики, незаконно завладевшие чужим жильем!

Вячеслав и Виктория – простые, честные и работящие люди, привыкшие во всем надеяться только на себя и не ждущие милостей от государства. Виктория, которая жила в приюте после смерти матери в 2005 году, даже не стала доказывать свое право на жилье от государства, положенное сиротам. 12-летнюю Вику и ее сестру изъяли у отца, но родительских прав его не лишили, в результате после смерти они унаследовали старенький ветхий домик в далеком поселке в Нижнеудинском районе. Отказ отца от родительских прав в приюте утерян…Получить наследство в США

Около года жизнь Селезневых представляет собой череду юридических испытаний, к которым они оказались откровенно не готовы. Супруги давали объяснения в полиции, подали иск в суд, а затем апелляцию в областной суд, однако так ничего и не добились. Суд признал все сделки с квартирой Братчикова ничтожными и постановил изъять ее в пользу настоящего владельца. Многоэтажная афера, которую провернули с их квартирой, привела к тому, что они лишились крыши над головой, денег и даже шанса приобрести в кредит другое жилье. Юрист, которого они наняли по совету знакомых, помочь не сумела и после проигрыша в областном суде опустила руки.

К делу подключились настоящие профессионалы

К счастью, о злоключениях семьи узнали опытные профессионалы - адвокат Владислав Деменчук и его партнеры. Они предложили Селезневым свою помощь. Первым делом Владислав Деменчук составил ходатайство об участии в заседании Восьмого кассационного суда в Кемерово по иску «Сбербанка», который оспаривает изъятие квартиры из залога. Есть надежда, что там все-таки пересмотрят отношение к участию Селезневых в этой истории, и суд признает их добросовестными приобретателями.

- Есть в гражданском законодательстве статья, которая действует с января 2020 года и предусматривает механизм возмещения убытков, возникших у добросовестного приобретателя в связи с утратой жилья по независящим от него причинам, - рассказывает адвокат Владислав Деменчук. – Братский городской суд отказался признать Селезневых добросовестными приобретателями и счел, что они приложили недостаточно усилий для проверки законности сделки. Но каким образом семья Селезневых должна была проверить законность регистрации права собственности по всей цепочке, если эта функция лежит на плечах государства? Если есть Росреестр, который просматривает чистоту данной сделки? Неясно, каким образом специалисты госучреждения не заметили многочисленные «нестыковки». Вячеслав просто не мог знать, что квартира не принадлежит Татьяне Дюжевой, от имени которой действовала риелтор. Он оформил ипотеку, своевременно вносил платежи по кредиту и не нарушал закона! К тому же на момент приобретения квартира находилась в пользовании третьих лиц, которые проживали в ней, и у Селезневых не было оснований для того, чтобы заподозрить неладное.

Оставшаяся без присмотра квартира внезапно «нашла хозяина»

История спорной квартиры хорошо знакома тем, кто когда-либо сталкивался с деятельностью «черных риелторов». В 2000 году пенсионер Братчиков приватизировал ее и уехал из города, позволив знакомым супруги жить в ней за квартплату. В 2012 году они тоже перебрались на ПМЖ в Новосибирск, а ключи с разрешения хозяина оставили соседке – на случай, если случится какое-то ЧП. Соседка с согласия хозяина «пустила пожить» своего племянника Илью Борисова на тех же условиях. Как рассказал в полиции Геннадий Братчиков, в 2016 году квартирант позвонил ему и сказал, что тетка умерла 2 года назад, а затем предложил продать ему жилье по заниженной стоимости на основании того, что он вложил деньги в ремонт. Мужчины поругались, после чего пенсионер не раз собирался вернуться и продать квартиру, но здоровье не позволило. А 14 марта 2016 года в Братске его уже заживо «похоронили».

Судя по всему, именно Борисовы, съезжая, вынесли из квартиры все до последнего гвоздя. А полгода спустя пришли и забрали забытую новогоднюю елку, которую уже нарядили Селезневы. Имел ли квартирант отношение к махинациям с жильем, неизвестно.

Вячеслав Селезнев

«Здравствуйте, я ваша тетя!»

В декабре 2016 года в МФЦ явился некий Сергей Рябов, якобы внук и наследник якобы покойного хозяина квартиры. У него на руках было нотариально заверенное свидетельство о праве на наследство, выданное 29 сентября 2016 года, документы из Росреестра на жилье, и на основании эти бумаг состоялась регистрация его права на недвижимое имущество. В 2017 году Сергей Рябов поручил риелтору Татьяне Ланцовой продать квартиру и подписал доверенность на ее имя. Ланцова продала ее Татьяне Дюжевой, а затем, уже от ее имени – Селезневым.

Только вот никакого Сергея Рябова нет и не было. Это установили в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по факту незаконного перехода жилья.

«Проведенной МУ МВД России «Братское» проверкой установлено, что по сведениям адресно-справочной работы Отдела по вопросам миграции МУ МВД России «Братское» Рябов С.В., 06.11.1980 г.р., по учетам не значится» - сказано в материалах дела. Паспорт с такой серией в ОВД Правобережного округа г. Братска не оформлялся.

Экспертиза показала, в паспорте гражданина Российской Федерации на имя Рябова С.В. изменены номер и серия (наклеены поверх прежних цифр), вклеено другое фото, напечатанное на струйном принтере, после чего страница повторно заламинирована, в строке «личная подпись» имеется подчистка, изменена дата выдачи паспорта. Штамп о регистрации по месту жительства (г. Иркутск ПВС Первомайского РОВД) также нанесен способом цветной струйной печати. При этом сам бланк – настоящий, изготовленный на Гознаке.

Мало того – в деле фигурировали еще, как минимум, два поддельных документа. Это нотариальное свидетельство о праве наследования и свидетельство о смерти. Оба печатаются на гербовой бумаге и имеют уникальный номер. Вот только при проверке этих уникальных номеров выяснилось, что они принадлежат другим бумагам. Соответственно, махинации с квартирой были организованы людьми, имеющими немалый опыт в технически сложной подделке документов, а также большие связи в госучреждениях.

Поддельное свидетельство о смерти владельца квартиры Геннадия Братчикова

Вот оно – серьезнейшее преступление! Но уголовное дело о подделке документов и хищении имущества в особо крупном размере приостановлено «в связи с тем, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, так и не установлено». Хотя в нем записано, что в качестве подозреваемого допрошен человек, который 21 апреля 2017 года предъявил фальшивый паспорт в МФЦ (40-летний мужчина нигде не работает, живет на дачах) и представился Сергеем Рябовым. По его словам, он сделал это по просьбе знакомого и получил уже готовые «корочки» у дверей в офис. В деле также фигурировала (как свидетель) риелтор Татьяна Ланцова, которая принесла в ЗАГС поддельное свидетельство о смерти Геннадия Братчикова, чтобы выписать его из квартиры. Однако в уголовном деле сказано, что жильем обманным путем завладели «неустановленные лица».

Квартира за 280 тысяч и несостоявшуюся компенсацию

Большой интерес представляет и первая продажа квартиры. Как сообщила суду Татьяна Дюжева, она была участницей программы переселения из ветхого жилья, но решила отказаться от новостройки и получить компенсацию для покупки квартиры на «вторичке». Нашла на «Авито» объявление о продаже, договорилась с риелтором Татьяной Ланцовой, представлявшей интересы Рябова. 21 апреля 2017 года был подписан договор купли-продажи с условием, что 280 тысяч рублей Дюжева отдаст сразу, а оставшиеся 1140 000 рублей внесет до 30 июля, как только получит компенсацию от администрации. Но решение вопроса затягивалось, из-за переживаний женщина заболела и попала в больницу. Компенсацию она так и не получила, пришлось перебираться в новостройку, и Татьяна Ланцова предложила продать эту квартиру другим людям (при этом Дюжева за нее до конца не расплатилась!). Риелтор приходила к ней в палату и приносила на подпись различные документы, в том числе, доверенность. Однако расписку в получении 1,4 миллиона рублей от Селезневых, она, по ее словам, не подписывала и денег не получала. Тем не менее, в расписке стоит ее ФИО, и лишь придирчивый глаз заметит небольшие отличия в написании букв. Не исключено, что Татьяну Дюжеву, как и лжеРябова, тоже использовали аферисты.

По словам Вячеслава Селезнева, ипотечные средства на сутки поместили в банковскую ячейку, но когда пришло время рассчитаться за жилье, вместе с Татьяной Ланцовой в банк вдруг пришел незнакомец, которого она представила как родственника Татьяны Дюжевой. По словам Вячеслава, мужчина не сказал ни слова, а затем унес деньги в сумке.

Насколько добросовестно юристы банка проверяли документы на квартиру, и почему их не насторожили две продажи подряд в течение полугода - непонятно. Но ипотечную заявку Селезневых одобрили, и квартира выступила в качестве залога.

Не все услуги риелторов одинаково полезны

Примечательно, что Татьяна Ланцова с 2008-го была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, предоставляющего посреднические услуги при покупке, продаже и аренде недвижимого имущества. Но в 2014 году она официально прекратила свою деятельность. Доверенность на получение аванса от Селезневых она составила на бланке агентства недвижимости «Большой город». Полицейским Ланцова пояснила, что действительно сопровождала сделки с квартирой на Мира, но «не помнит», в каком это было году.  

Пару дней назад Виктории Селезневой в соцсети написала женщина, которая рассказала, что чуть было не стала жертвой подобной аферы в 2016 году.

«Я так же, как и вы, рассматривала покупку квартиры, и на «Авито» наткнулась на привлекательный вариант, 2-комнатная квартира стоимостью 950 т.р. на Обручева, риэлтором была Ланцова Татьяна. Квартира также была в убитом состоянии. Я тогда внесла ей аванс 10 тыс, а затем попыталась пробить сведения об этом объекте. Меня насторожило то, что она давила на меня, заставляла спешить, а также цена квартиры и то, что продавал ее бизнесмен на «Лэнд круизере», а показывал армянин. Я тогда покопалась в этом деле, запросила выписку ЕГРН о переходе прав, выяснила, что квартира была у последнего собственника во владении только 3 месяца, и у предыдущего тоже 3 месяца, я поспрашивала соседей, и они сказали, что живет в этой квартире алкоголик, который потерял недавно мать. Тогда я в одноклассниках нашла его брата, и выяснилось, что брат не в курсе продажи квартиры, он был шокирован, собирался завести уголовное дело, т.к. его брата фактически незаконно выселили и теперь он без жилья. Я тогда тоже обратилась в МВД о мошеннических действиях Ланцовой (она не хотела возвращать аванс, когда я отказалась от покупки), это зафиксировали, но сказали, что помочь ничем не могут. Аванс она все-таки вернула тогда, а я, к счастью, не купила эту квартиру. Вполне возможно, что Ланцова и люди, которые пытались продать мне квартиру, и те люди, которые продали вам, участвуют в единой схеме и, как видно, до сих пор», - написала Виктории доброжелательница

На съемной квартире даже электроплиту поставить некуда, а прежде, чем подключить стиральную машинку, нужно менять сантехнику

Татьяна Ланцова в телефонном разговоре заявила «Городу», что не желает говорить о своей роли в этом деле.

- Как вышло, что семья Селезневых, которой вы продали квартиру, осталась без жилья?

- Моя вина в этом есть какая-то?  

- Мы вас ни в чем не обвиняем, просим лишь прокомментировать произошедшее.

- Я не хочу ничего комментировать в этом плане. Я уже накомментировалась настолько, что больше не хочу. Спрашивайте у правоохранительных органов, еще у кого-нибудь – не у меня. Я не хочу комментировать эту историю, - заявила Татьяна Ланцова.

Непосильное бремя долгов

Ежемесячные платежи по кредитам, по словам Вячеслава, составляют около 25 тысяч рублей. В надежде на то, что суд все-таки освободит их от обязательств по ипотеке (квартиры-то нет!), он последнее время не платит взносы. Поскольку по решению суда «Сбербанк» обязан был вернуть в ПФР материнский капитал, его ежемесячный платеж снова вырос до 14 тысяч рублей. Кроме того, сейчас супруги вынуждены платить за аренду квартиры по 12 тысяч в месяц и вносить квартплату за трехкомнатную квартиру. В результате от неплохого, в общем-то, семейного дохода остается не более 20 тысяч на четверых. Но судебные расходы тоже отнимают деньги. Вячеслав, стремясь прокормить семью, недавно перевелся на более тяжелую, вредную и высокооплачиваемую работу горнового на Братском заводе ферросплавов.

На возвращение в прежнюю квартиру Селезневы не рассчитывают – мечтают лишь об избавлении от долгового бремени и о крыше над головой. Пока на них «висит» миллионный долг, купить другую квартиру они не могут, а значит, и материнский капитал остается лишь цифрами на бумаге. 

- Если кассационный суд в Кемерово признает Селезневых добросовестными приобретателями, то мы считаем, что в данном случае возможен поворот исполнения судебного акта и возврат им жилья, - говорит адвокат Владислав Деменчук. – Если же кассация не удовлетворит требования, то будем готовить надзорную жалобу в Верховный суд.

Вид из окна съемной квартиры, в которой с 27 сентября живут Селезневы

«Пока будем жить тут…»

Проблемами семьи Селезневых заинтересовались власти.

- После публикации нашей истории в СМИ мне звонили из городской администрации, пригласили прийти и предложили встать в очередь на участие в программе «Молодая семья». Я им объяснил ситуацию, и мне сказали: либо третьего рожайте (в этом случае положена выплата в 1,1 миллиона), либо ждите 4 года, пока подойдет очередь, - рассказывает Вячеслав Селезнев

Но выплата по программе подразумевает, что она будет направлена на приобретение жилья – а на что могут рассчитывать Селезневы, если они еще не рассчитались за изъятую квартиру? Становиться многодетными родителями в их ситуации они не намерены, а 4 года тоже надо где-то жить.

- Пока будем жить тут… Хорошо, что я полы в квартире не начал менять – уже все посчитал, ждал отпуска, - говорит Вячеслав. – Проводку жалко! Я медную сделал, метров 200 провода ушло, все счетчики новые поставил…

Еще 2 недели назад у Насти и Ксюши были свои комнаты и полная свобода для игр – они даже на самокате катались. К тому же, в прежнем дворе недавно поставили новый детский городок. А на новом месте двора нет вообще – дома стоят вплотную, у подъезда стоят машины, ребятне даже погулять негде. 

Вячеслав и Виктория очень рассчитывают на профессиональных адвокатов, на то, что справедливость все же восторжествует, и они переедут в свою собственную квартиру. Они готовы работать, не жалея сил, готовы платить ипотеку – но они хотят знать, что платят не за воздух, что их девочки будут расти в просторном и светлом родном доме.

comments powered by HyperComments

Главные новости:

Последние новости

Все новости

Главные новости:

Как не пропустить важные новости?
Подпишитесь на наши уведомления!

Подпишитесь на нас в соц. сетях: